Как я стала психиатром

Со мной так происходило всегда. Где бы я ни училась — в школе, на работе, в университете — почему-то все считали, что работать я буду именно в той конкретной сфере. Не могу сказать, что я была увлекающейся натурой, илидемонстрировала большое рвение в изучении какой-то конкретной дисциплины. Мне кажется, секрет в том, что я любила слушать и слушала. А это, с одной стороны, редкость — желание и умение слушать. С другой стороны, это оказалось важным в будущей моей профессии, хотя узнала я о ней уже ближе к концу моего профессионального обучения.
Я очень материальный человек — мне нужны осязаемые результаты деятельности. Поэтому мне нравилась соматическая медицина. Хирургия например, даже с уровня восприятия санитарки операционного блока: были боль и хаос, а через несколько дней всё чисто и функционально — не нужное удалили, за раной поухаживали, красоту навели, цвет лица и настроение улучшили, выписали. Или неонатология, это где люди в возрасте примерно до 1 месяца. Там вообще всё очень конкретно: научились правильно дышать (равномерно), хорошо кушать (не поперхиваться и не выплевывать), вовремя спать, отростили ногти, волосы, а иногда, к общей радости, щеки и попы, и с довольными мамами ушли домой.
Поэтому я считала, что буду неонатологом. И все так считали. Но сперва я рассказала о своих планах будущему мужу. Он просто удивился в форме утвердительного предложения: «Тебе мало одного в семье, кто не спит ночами и хоронит детей. Нет, только не неонатология.» Он был не патологоанатомом, он был реаниматологом. Это было существенным препятствием на пути к неонатологии.
Потом я рассказала своей будущей любимой свекрови. Мы говорили долго, она с интересом задавала вопросы, я с удовольствием отвечала. И вот минут через сорок нашей беседы, с присущей ей, как женщине и как замечательному психотерапевту, мудростью и проницательностью, она, тоже в форме утвердительного предложения, четко подвела итог: «Девочка моя, так как ты рассказываешь, слушаешь и выделяешь главное, тебе одна дорога — в психотерапию, но сперва — психиатрия, так получаются лучшие психотерапевты.»
И вот я со своей любовью к конкретике оказалась в самом расплывчатом и неоднозначном направлении из всей медицины — в психиатрии. Я со своей любовью к четким правилам и параметрам результативности, стала заниматься психотерапией, которая, как любят говорить её противники и её приверженцы, практически является искусством. Где я и где креативность и спонтанность — думала я все 20 с хвостиком лет, но при за 20 с хвостиком лет я ни разу не пожалела об этом. В том числе потому, что свободного времени было очень мало: как оказалось, нужно было пройти от детского психиатра через психотерапевта к бизнесконсультанту и коучу, не забывая о реальной жизни и её удовольствиях.